Улыбки наших детей

Объявление

Здравствуйте!

Этот форум был создан для общения родителей, родственников, друзей и самих детей с диагнозом "незаращение верхней губы и/или неба". Здесь вы найдете информацию о лечении, кормлении, воспитании детишек с таким диагнозом.

Доводим до вашего сведения, что форум частично закрыт и читать его полностью могут только зарегистрировавшиеся пользователи, полностью заполнившие весь свой Профиль. Гостям доступны несколько разделов форума, прочитав которые, они смогут решить для себя - нужен им этот форум или нет. Поэтому просим всех зарегистрированных пользователей пройти в свой Профиль, в раздел Дополнительно, где ответить на тамошние вопросы. А также обязательно заполнить поле "Местожительство". Для примера можно посмотреть профиль модераторов и админа. Нас становится много и ориентироваться по памяти кто есть кто с каждым днём всё труднее и труднее. Заглядывая друг к другу в Профиль, мы будем лучше узнавать друг друга, а следовательно, давать быстрые и правильные ответы.

С уважением администратор и модераторы форума


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Улыбки наших детей » Литература и полезные ссылки » Интересная статья о предотвращении развития расщелины


Интересная статья о предотвращении развития расщелины

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Информация отсюда http://homeoint.ru/homeopathy/essence/b … mitas1.htm
О предотвращении заячьей губы, расщелины нёба и других врожденных дефектов, а также наследственных болезней и конституционных загрязнений с помощью лекарственного и диетического лечения матери во время беременности

[Возможно, наиболее интересный пример профилактической медицины для профессионалов и особенно матерей, — назначение лекарств для предотвращения врожденных пороков развития. Опыт д-ра Дж. Комптона Бернетта из Лондона, изложенный в научном докладе, прочитанном на Британском гомеопатическом конгрессе, особенно ценен. Он показывает, что "наследственные знаки" были вызваны просто недостатком надлежащего питания. Здесь приведен полный текст статьи].

М-р Президент, господа! Я позволю себе в это утро привлечь особое внимание к теме, наполненной значительным интересом для нас как людей, как представителей науки, как биологов и как практикующих медиков и семейных консультантов.

Если этот доклад заставит вас задуматься и вызовет дальнейшую дискуссию и обмен мнениями, а также выявит опыт тех, кто поседел на службе научной терапии, я смогу из всего этого многое почерпнуть.

Я не могу надеяться сделать нечто большее, чем просто предложить направление для размышления, но в каждом эксперименте кто-то должен быть первым, и, таким образом, я прошу разрешения обратиться к вам с несколькими словами по данному предмету.

Когда хороший садовник сеет семена в почву, он старается обеспечить их всем, что, как учит его опыт, способствует их росту. Он поступает так, потому что знает, что будущее растение можно изменить, пока оно еще находится в своей природной земляной утробе. В сущности, мы можем сказать, что растение никогда не выходит за пределы этой стадии зависимости, так как ему не хватает движущей силы.

Мы все знаем, как успешно применяется в научном земледелии химия, и любой сельский житель, глядя на бедный урожай пшеницы на поле, окажется достаточно проницательным, чтобы предположить, что здесь удобрениям или возделыванию почвы не уделялось достаточного внимания. Он отлично знает из наблюдений на своем собственном приусадебном участке, что хорошо унавоженные и тщательно ухоженные участки приносят лучший урожай, и то, что растет в таких условиях, не так легко становится жертвой болезней и засухи, по причине своей крепости.

Любой сельский школьник знает, что самые невзрачные яблоки вырастают на запущенных деревьях у изгородей и в бесхозных садах, используемых как пастбища, в то время как самые лучшие сочные плоды растут в садах с хорошим уходом.

Кто не замечал, какой тощий, чахлый вид у телят, родившихся от коров, которые стали общими или которые живут в лесу, после того как они прекратили давать молоко? Будущие матери-коровы ведут тяжелую жизнь и получают недостаточно пищи, а их потомство пропорционально низкорослое и болезненное и имеет, как правило, состарившийся и исхудалый вид.

Точно так же у людей ребенок хорошо упитанной, работоспособной, веселой, счастливой женщины, живущей в освещенном солнцем достаточно просторном жилище, при рождении является лучшим экземпляром в своем роде.

С другой стороны, какой жалкий вид имеют новорожденные на наших площадках и аллеях, и что собой представляют избалованные, туго зашнурованные, на высоких каблуках, ленивые, бездельничающие женщины из высших классов! Крайности сближаются: бедные — бледные существа, полуголодные, измученные работой, запертые в тесных, лишенных солнечного света жилищах, — рожают ребенка, очень похожего на того, кого родила их бледнолицая, перекормленная, бездельничающая, привязанная к дивану сестра из большого особняка или дворца.

И природа здесь непреклонна. Если вы в этом сомневаетесь, посмотрите на наши отчеты о младенческой смертности. Но это хорошо, Бог предопределил своими неизменными законами, что должны выжить самые приспособленные, и так и получается.

Отсюда ясно, что мы должны воспринимать как само собой разумеющееся, что развитие плода в утробе может быть изменено как к лучшему, так и к худшему.

Мы должны четко определить: будущее человеческое существо определяется четырьмя основными факторами. Во-первых — материнская яйцеклетка, во-вторых —   сперматозоид отца, в-третьих — подходящая почва для развития и роста. Матка является этой подходящей почвой. Если есть эти три фактора, кровь матери доставляет четвертый.

Во всем растительном и животном мире выбор семян и почвы основан более или менее на узнавании и контроле. Жизнь негодного образца коротка, в то время как более приспособленному разрешено размножаться. Другими словами, в диком состоянии слабый вытесняется сильным и наиболее приспособленный выживает.

В нашем животноводстве породы крупного рогатого скота и овец хорошо очищены от дефектных и болезненных экземпляров мясником. Это невинное лицо, называемое мясником, приобретает рахитичных или золотушных телят у честного фермера и Джон Булл [John Bull (англ.), буквально "Джон Бык" — собирательный образ типичного англичанина. — прим. перев.] наслаждается пришедшей от нормандцев Kalb-fleisch [Kalbfleisch — телятина (нем.) — прим. перев.]. Так природа заботится о выживании наиболее приспособленных экземпляров этого вида скота.

Иное дело с людьми — дефектные человеческие особи не могут быть уничтожены для улучшения расы, а цивилизованная жизнь стремится к защите людей с физическими недостатками, и, следовательно, к ухудшению расы. Это одна большая причина, почему цивилизация стремится к разрушению общества через постепенное ухудшение расы путем защиты слабых от уничтожения с помощью власти закона и вспомогательной власти богатства.

В диком обществе судьба слабого никого не интересует, а в цивилизованном обществе слабый человек может быть очень богатым, принадлежать к древнему роду и, таким образом, с особой точки зрения, становится важным, чтобы он женился и произвел потомство. Это разветвляется вверх и вниз по разным социальным слоям. Варвары были сильны, потом многочисленны, а затем они были сломлены высшей цивилизацией и потребовалось переустройство общества.

Предстоит еще увидеть, окажутся ли наука и искусство в будущем способными спасти цивилизованное общество от несметных диких орд.

Истинный источник национального величия — большие семьи со здоровыми детьми, эти единственные настоящие "плоды философии". Другие "плоды философии" — гнилые в своей основе и, как всякая гнилость, ведут кратчайшим путем к уничтожению, проходя, однако, через предварительные стадии порабощения и рабства, которые для потомства в истинно философском смысле плодотворны.

Конечно, эта философия, вложенная в уста разглагольствующих демагогов, звучит странно: плод — средство размножения, исток разрушения — вот что они имеют в виду.

Человечество движется к браку по чисто эгоистическим мотивам, создание пар происходит по всевозможным причинам, за исключением физического улучшения расы. Несомненно, это хорошо, так как рождение наиболее крупных или с самым большим мозгом людей — вряд ли главная цель человеческого рода.

Тем не менее, природа действует мудро, создавая нас всех более или менее поклонниками физической красоты и силы, и когда приближается период материнства, возможно, не существует большего страха, чем страх неудачного создания потомства. Об этом не часто говорится, но если вы заглянете в сердце беременной, вглубь священной тайны, вы узнаете, что многие ее молитвы, поднимающиеся к небу, о великом и благословенном даре совершенного ребенка.

— Все в порядке? Он в полном порядке? — обычно это первый вопрос, который можно услышать после крика entrée au monde [вступающего в мир (франц.) — прим. перев.].

Чему способствует наше поклонение красоте? Улучшению расы. Многие из важных семейств были спасены от вымирания благодаря по общему мнению неблагородному мезальянсу. Британская аристократия набирается из числа простых людей множеством способов.

Решаться на заключение брака на расовой или научной почве — извращение, и хотя хорошему старому институту, известному как семейный доктор, можно задать вопрос о желательности в физическом смысле определенного проектируемого союза, все же это случается редко, а если и случается, то обычно это прикрытие для других секретных причин. Таким образом, врач начинает играть свою роль позже… Мы все знаем, как это обычно бывает.

Но сегодня я предлагаю направить внимание на предмет, который обычно вызывает сравнительно мало внимания, — конечно, намного меньше, чем он заслуживает. Я имею в виду лекарственное лечение человеческих плодов, еще находящихся в утробе, для избавления от наследственных скрытых болезней и предотвращения пороков развития.

Мое внимание было особенно направлено на этот предмет в течение около шести лет следующим образом.

В конце 1874 года я консультировал джентльмена по поводу его детей, самый младший из которых имел раздвоенную заячью губу. Этот джентльмен отчасти доверял гомеопатическому лечению и хотел знать, имеются ли средства заживить рану, чтобы хорошо вылечиться после операции на заячьей губе, которую предлагал провести один способный хирург. Я рекомендовал местные аппликации Calendula officinalis как отличное и хорошо известное целительное средство, особенно для очистки ран. Операцию сделали, джентльмен использовал Calendula как было назначено, и хирург — человек, склонный к экспериментам, —  заявил, что он никогда прежде не видел такого быстрого целительного процесса или такой хорошо вылеченной поверхности ни в одном случае заячьей губы из всех, что он оперировал.

Репутация Calendula (обычных ноготков) как средства для лечения ран очень старая, но это лекарство уцелело практически только в гомеопатической школе, в которой, как вы все знаете, используется повседневно.

Другой ребенок, постарше, имел и имеет небольшой недостаток верхней губы: еще бы немного, и у него была бы заячья губа.

Впоследствии джентльмен консультировался со мной относительно своего собственного здоровья, и после консультации разговор зашел об его детях, об отличном результате операции и быстром излечении травмированных частей. Потом было высказано сожаление, особенно из-за того, что ребенок был девочкой и, конечно, опрятный шрам никогда не создаст совершенную или приятную губу. В лучшем случае это только сносно и не особенно неприятно.

В конце концов, он сказал: "Если у моей жены родится еще один ребенок, как вы считаете, он будет таким же?"

Я ответил: "Нельзя сказать точно, но, учитывая все обстоятельства, а именно то, что ваш первый ребенок безупречен, у второго — только легкий дефект верхней губы, у третьего — двойная заячья губа, а у вашей жены было одинаково хорошее здоровье при рождении всех детей, я должен ожидать, что и у следующего будет заячья губа, причем немного хуже, чем у предыдущего, и возможно, даже расщелина нёба".

Тогда он поинтересовался, нельзя ли что-нибудь сделать, чтоб это предотвратить. Я ответил, что мне не известен никакой особый опыт относительно этого предмета, но, поскольку на человеческий плод можно, конечно, воздействовать лекарствами, я бы с надеждой думал о правильно направленном лекарственном лечении матери во время беременности. Я пообещал сделать все возможное, и он сказал, что даст мне знать, если случится еще беременность, и отправит жену ко мне на лечение.

Это вопрос крутился в моей голове, и я часто ругал себя за это. Многие лекарства и многие планы лечения казались подходящими. То лекарство, которое я бы счел предпочтительным, должно было быть основано на специфике локализации и локальном лекарственном воздействии. Я рассудил, что любое лекарство, которое специфически воздействует на верхнюю губу и нёбо, может действовать стимулирующее на эту часть, если оно попадает с материнской кровью, и, таким образом, можно будет добиться полного объединения двух частей. Но существовало одно непреодолимое препятствие, а именно то, что я не знал ни об одном таком лекарстве, которому было бы свойственно выраженное воздействие на эту часть. Я думал о таких лекарствах, как Kali bichromicum, Aurum, Iodium, Mercurius, Natrum muriaticum, Mezereum, Phosphorus, но я не чувствовал, чтобы с ними могла сработать идея о местном воздействии.

Потом я думал о тканевом сродстве или местной гистологической специфике — это вопрос, детально разрабатываемый в контексте болезни в последние годы д-ром Шюсслером из Олденбурга. Я думал, что образующий эту ткань элемент может отсутствовать, а отсюда и несовершенное развитие. Если мы выращиваем пшеницу, то должны доставить в почву необходимые элементы, такие, как навоз, а если мы выращиваем ткань, то должны обеспечить ее необходимыми элементами через материнскую кровь, которая служит пищей для эмбриона. Если пшеница прекращает колоситься раньше срока, мы делаем вывод, что требуются формирующие элементы; если полное срастание двух частей не завершается, мы также вполне можем предположить, что не хватает формирующих элементов. Так я думал. И для того, чтобы постараться выяснить, чего же, скорее всего, не хватает, я заглянул в эмбриологию, и я попрошу вас познакомиться с теми основами, на которых сам сейчас стою, вначале — с помощью моего короткого обзора развития тех частей, о которых шла речь, а затем покажу, как и какое лекарство я установил.

Хирург, оперировавший маленькую девочку, а также семейный акушер, который ассистировал во время этой операции, были также проконсультированы относительно обнадеживающей возможности профилактического лечения в будущем, но эти джентльмены посмеялись над моей идеей и сказали, что единственный выход при этом — операция, а о предотвращении не может быть и речи.

Но мы можем поразмыслить над этим фактом и припомнить, что для наших больниц, а порой и для общей практики, отнюдь не редкостью является очень активное лечение беременной, страдающей от сифилиса, с помощью ртути, и результаты получаются на самом деле очень обнадеживающие. Тем не менее, насколько я знаю, редко какой-то врач пытается лечить внутриутробно какие-либо другие жалобы, но даже и в таких случаях идея обычно заключается в том, чтобы лечить только или преимущественно мать.

Обдумывая это вопрос и стремясь обнаружить некий здравый смысл, который бы руководил мной в попытках провести профилактическое лечение заячьей губы, я был вдохновлен надеждой на хороший результат, благодаря описанному опыту нескольких гомеопатических акушеров, которые рассказали нам об успешном лекарственном лечении матки и самой будущей матери. Теоретически не выглядит очень сложным изменить развитие плода, который растет в матке и снабжается кровью матери, так как понятно, что и материнская кровь, и матка могут быть изменены терапевтически.

В то время как я чувствовал, что идея попытаться предотвратить заячью губу с помощью специфики локализации в обычном гомеопатическом смысле неработоспособна, все же проблема скорее заключается в природе случая, а не в природе вещей в целом. Таким образом, для тех, у кого вероятно рождение потомства с дефектами, или пороками развития, или смещениями органов или частей, для которых мы имеем опробованные лекарства со специфическим воздействием на такие органы или части, мы могли бы, и непременно должны, найти это выдающееся средство, тщательно применить гомеопатический закон подобия и тройственную патологию Ганемана, а также и конституционные состояния Грауфогля, и, возможно, даже Remedia universalia Радемахера. (Remedium universale — не панацея или лекарство от всех болезней, но такое средство, которое гипотетически влияет на всю вселенную микрокосма, а не на орган. — прим. автора.).

2

Но давайте вернемся и проверим эмбриологию частей, вовлеченных в формирование заячьей губы или расщелины нёба.

Биологи говорят нам, что лицо первоначально формируется из средней части, происходящей изо лба, или лобного отростка, и из боковых частей с каждой стороны, происходящих из выступов первой висцеральной дуги. Эти части вначале разделены.

Боковые части и нижняя часть, предназначенные для образования верхнего и нижнего челюстного аппарата, образуются из первой висцеральной дуги, в которой появляется угловой изгиб; часть над этим изгибом превращается в массу верхней челюсти, а та, что под ней, — в нижний челюстной аппарат.

Верхняя челюстная масса в процессе своего роста достигает лобного отростка и срастается с ним; полость, остающаяся между этим отростком и двумя верхними челюстными массами, образует носовую полость. При соединении верхних челюстных масс противоположных сторон (верхней челюсти и нёбной кости) под этой полостью происходит отделение носа ото рта с помощью нёба.

Способ формирования лица дает объяснение ненормальной расщелины нёба, врожденной расщелины между верхней челюстью и нижнечелюстной костью и тех врожденных расщелин, которые проходят между нижней челюстью и верхней, доходя до глазной орбиты. Врожденные расщелины такого рода являются как раз результатом задержки развития, возникающей при первоначальном развитии частей.

Мы можем, таким образом, сделать вывод, что расщелина нёба вызвана недостатком должного обеспечения формирующим материалом; верхнечелюстные массы окостеневают, но не могут срастись по средней линии. Если это так, то, когда необходимое количество формирующего материала будет доставлено достаточно быстро в материнскую кровь, он будет выделяться для плода, и произойдет сращение окостеневших тканей, а деформация будет предотвращена.

Но бывает, что скелет срастается посредине, а мягкие части — нет, и когда такое случается с верхней челюстью, результатом становится деформация, известная как заячья губа.

Мы можем рассматривать основу структуры верхней губы как материал, дифференцировавшийся в соединительную ткань, которая служит стромой всего тела и всех его органов. Следовательно, когда мягкие части не могут срастись по средней линии верхней губы и мы получаем безобразный дефект, известный как заячья губа, мы можем сделать вывод, что развитие задержалось из-за недостатка одной из его составляющих, связанной с силой развития или функционирования.

С учетом всех обстоятельств, я пришел к выводу, что в этом случае это был недостаток кальция. После этого возник следующий вопрос: какой соли кальция не хватает? Здесь псорическая конституция матери указывала на Sulphur.

Моя концепция заключалась в том, что это был не действительный недостаток кальция как такового, но, скорее, недостаток ассимиляции, или силы развития кальциевых функций в смысле Молешотта и Шлюссера, и что зоб или псора (= х болезни) были препятствующим фактором.

Таким образом, я решил, что нужна Calcarea sulphurica, и, веря, что существует потребность в качестве, а не в количестве, я остановился на шестой десятичной тритурации.

Так я теоретически диагностировал лекарство для этого случая предполагаемого дефектного формирования, и это лекарство я решился дать, если эта женщина обратится ко мне за лечением.

Прошло немного времени и появился муж, сообщивший мне, что, как предполагает его жена, она беременна. Была назначена Calcarea sulphurica, 6-е растирание, по одной грануле вечером и утром. Дама продолжала принимать это до конца седьмого месяца беременности, а в течение двух последних месяцев принимала Lithium carbonicum, и в положенный срок она родила здорового и нормального ребенка.

Пришло время для второй беременности. Было предпринято то же самое лечение, и с тем же счастливым результатом, а именно — безупречным ребенком.

С этого времени я всегда держал в уме вопрос внутриутробного лекарственного лечения человеческого плода, но мой опыт в этом был нацелен на предотвращение и, соответственно, ликвидацию, конституциональных загрязнений и наследственных склонностей. Кроме этих двух эпизодов, до сих пор мне не приходилось иметь дело с другими случаями предотвращения дефектов или деформаций.

Но в своем дальнейшем опыте я обращусь к этому снова, так как в "Practitioner" в декабре 1878 года д-ром Томасом П. Таки из Каунти Корк, Ирландия, была опубликована интересная статья. Д-р Таки, очевидно, оригинальный мыслитель. Эта статья озаглавлена "О профилактическом лечении расщелины нёба и заячьей губы и некоторые дальнейшие замечания о связи яичников с полом ребенка".

Этот автор рассказывает нам, что его внимание несколько лет тому назад было привлечено к замечательному успеху, достигнутому Дублинским зоологическим обществом в разведении львов, и на высокий иммунитет, благодаря которому животные, рожденные в зоологическом саду в Феникс Гарденс, избавлены от различных нарушений и деформаций, которым подвержено потомство львов в неволе. Самым замечательным из этих заболеваний является расщелина нёба, которую очень склонны иметь львы в неволе. Д-р Тики считает, что именно преподобный профессор Хотон, выступая перед каким-то общественным собранием, обратил внимание на данный факт и утверждал, что, по его мнению, причина того, что львы в Дублинском зоосаду рождаются столь безупречными, заключена в том, что их матерям давали кости, которые они разгрызали. Этот факт очень поразил д-ра Тики, и, когда ему случилось наблюдать семью с несколькими больными детьми, в которой все, и мальчики, и девочки, имели заячью губу, а у некоторых из них случай был осложнен расщелиной нёба, он решил поговорить с матерью, которая находилась в тяжелом положении. Д-р Тики попросил ее дать ему знать, когда она в следующий раз будет готова увеличить число членов семьи, чтобы он мог дать ей лекарство, которое предотвратит у ее следующего ребенка уродство, имевшееся у других ее детей. Бедная женщина была убита горем, обращаясь со своими детьми туда и сюда за операциями, и она сразу ухватилась за эту идею. Она искренне пообещала прийти немедленно, как только поймет, что она беременна.

Вот семейная история этой женщины.

Г-жа Х., 35 лет, мать шестерых детей. Все ее дети имели заячью губу, а двое еще и расщелину нёба. Эта болезнь, по-видимому, не наследственная, и она не могла вспомнить никого из своей семьи или семьи мужа, у кого была бы заячья губа. Приятная сильная женщина, но у нее очень кривые глаза; никаких других пороков. Всегда имела хорошее здоровье. Ее муж, невысокий, но крепкий и здоровый, никогда ничем не болел за время их супружества. И он, и она прожили всю жизнь в деревне. Он непьющий и никогда не пил. У ее первого ребенка была просто заячья губа, расщелины нёба не было; она не помнит ни о каком испуге во время вынашивания детей.

Беременность наступила, г-жа Х. обратилась к доктору, и тот выписал следующую микстуру:

Rp. Calcis phos. Ʒj. grs. 20.
Calcis carb. Ʒj.       
Bicarb. magnes.     
Chlorid. sodii.         
         Sodae. phosph. аа ∋ ss. M.

Эту смесь требовалось добавить к 8 унциям микстуры, составленной из желатина, аравийской камеди, имбирного сиропа и коричной воды; принимать по одной драхме три раза в день.

Так как расщелины губы и нёба, как об этом уже говорилось, были вызваны задержкой развития ранее конца третьего месяца, г-же Х. была сразу же прописана эта микстура, по своему составу весьма отдаленно напоминавшая химический состав костных составляющих. Д-р Т. намеревался в подобном случае в будущем измельчить кость из головы какого-нибудь животного и дать немного порошка вместо представленной выше сложной микстуры.

Существенными компонентами этой микстуры являлись кальций, фосфор и магний. Маленький полифармацевтический спектакль с добавлением желатина, аравийской камеди, имбирного сиропа и коричной воды немного забавен.

Но вернемся к случаю. Женщина принимала микстуру регулярно до четвертого месяца. Она родила в полный срок девочку, без следа уродства на верхней губе или нёбе, ребенок был здоров и крепок.

Услышав об этом случае, г-жа Л. пришла за советом к д-ру Тики. Она была матерью восьми детей, большинство из которых имели расщелину нёба и заячью губу, у четырех из них заячья губа была двойная, и более шокирующих случаев уродств он никогда не видел. Один мальчик выглядел совершенно омерзительно. Женщина полагала, что она беременна, и сразу приняла микстуру. Она выносила беременность в полный срок и родила девочку без заячьей губы, но у ребенка, очевидно, была расщелина во внутриутробном периоде, так как губа, хоть и сросшаяся, срослась криво, и одна сторона сморщилась, словно при легком и узком ожоге.

Это, действительно, самый замечательный и интересный случай.

Я должен возразить против заявления, что задержка развития, произошедшая до определенного периода, обязательно означает, что лечение в последние месяцы беременности было бы бесполезно. Это только предположение, основанное на обычных наблюдениях. Так как мы имеем дело с задержкой и, следовательно, с отстающим ростом, то диетическое или лекарственное лечение должно не только начинаться раньше, но и продолжаться до конца, и если кто-то начал позже, все равно еще можно надеяться на получение улучшения, если не полной нормализации.

К тому же, против использования кости есть хотя бы то возражение, что губы не имеют тех же составляющих и в той же пропорции. Так что, если мы должны дать порошок из головы, мы должны дать и порошок из губ тоже.

Но мы, к счастью, не нуждаемся ни в том, ни в другом, а также не нуждаемся ни в какой громоздкой хитро придуманной микстуре с отвратительными или приятными дополнениями, чтобы мистифицировать и затемнять, и оставляем наши собственные наблюдения открытыми для возражений.

Чистый клинический эксперимент, чтобы быть убедительным, должен быть с одним лекарством в одно время.

Так, я могу возразить на утверждение д-ра Таки, что в его случаях работу сделали фосфаты, на том основании, что настойка имбиря действует как желудочное лекарство и усиливает у своих пациентов пищеварение, так что они усваивают больше пищи, и поэтому дефекты предотвращаются. Второе объяснение можно дать для желатина, третье — для алкоголя, четвертое — для корицы.

Таким образом, полифармация препятствует индивидуализации, которая являет собой душу всякого истинного прогресса в научной медицине.

Однажды я был поражен чрезвычайной красотой детей одной дамы, причем оба родителя были скорее невзрачные, и обнаружил, что у нее была привычка использовать смесь из фосфора, железа и шерри во время беременности, чтобы поддерживать свои силы. Ее собственное здоровье серьезно пострадало от этого.

Я думаю, будет признано по меньшей мере весьма вероятным, что профилактическое лечение врожденных уродств и дефектов можно предпринимать с хорошими шансами на успех, и я осмелюсь утверждать, что этот уголок области практической медицины вполне достоин внимания и мастерства всех врачей, а также всех доброжелателей человечества, не являющихся профессиональными медиками.

Это будет удивительно интересно отдельным людям и семьям, имеющим непосредственное отношение к теме, поскольку они имеют нежелательные семейные наклонности.

Существует широкий спектр тканевых лекарств, особенно динамизированных, которые, вероятно, качественно изменяют необходимый питательный строительный материал.

Нет сомнения, что различные случаи врожденных дефектов и уродств существенно отличаются по своей природе и требуют соответственно различных лекарств или профилактического лечения.

Это необъятное поле лежит невспаханным, готовым к возделыванию талантливыми труженниками.

Как только это будет предпринято, факты умножатся и у нас в руках окажутся надежные данные для руководства.

Провести демаркационную линию между диетическим и лекарственным лечением теперь невозможно. Несомненно, некоторые случаи потребуют единственно диетического лечения; другие потребуют лекарственного лечения, направленного на материнские конституциональные особенности; еще у кого-то может требовать к себе внимания ослабленная половая сфера. Или предполагаемая порча продукта супружеских отношений может привести к необходимости основного внутриутробного терапевтического лечения.

Здесь я хочу рассказать о следующем наблюдении. Дама, моя пациентка, во время одной своей беременности особенно любила печень — по крайней мере раз в неделю она обильно вкушала ее. Прихоти во время беременности стары, как мир. Эта дама родила очень приятного ребенка, у которого была сильная пигментация лба; такая, какую мы обычно видим у некоторых дам во время беременности. Эта коричневая окраска постепенно исчезла с детского лба примерно за четыре недели. Материнская кожа также была частично очень сильно пигментирована, но не на лбу.

До сих пор мы говорили в основном о профилактическом диетическом и лекарственном лечении дефектов и уродств. Оно имеет, мы полагаем, определенное будущее.

Возможно, теперь будет полезным рассмотреть с этой же точки зрения вопрос о болезни.

Начнем с того, что будет правильным осознать тот факт, что мы получаем, так сказать, большое преимущество для нашего лечения, поскольку мы имеем несколько месяцев для его осуществления. Мы знаем из повседневного опыта, что многочисленные болезни можно вылечить с помощью курса лечения, длящегося в течение значительного периода времени, который нельзя увеличить для одного определенного лекарства. Различные лекарства следуют друг за другом как ступеньки лестницы, и все они необходимы, чтобы добраться до верха.

Кроме того, у нас есть наиболее предпочтительные физические условия. Наши эмбриональные пациенты не подвергаются изменению температуры, их температура постоянна, они находятся в наиболее благоприятной среде и вполне уверены в ее физическом постоянстве.

Даже когда мое внимание задержалось, как было выше сказано, на наблюдении за заячьей губой, я искал возможности проверить истинность теории о том, что тело плода, находящегося внутри утробы, может быть диетически и лекарственно произвольно изменено. После этого случаи уродств мне не встречались, но в общей практике у меня были некоторые возможности наблюдения за благотворным воздействием лекарственного лечения на беременных женщин для предотвращения различных предполагаемых с большой вероятностью болезненных состояний.

Так, у одной дамы, моей пациентки, на лице есть довольно много родинок и бородавок, и на лице ее мужа также множество бородавок, некоторые очень неприглядные. Учитывая частые наблюдения, что бородавки в старшем возрасте проявляются активнее, гипертрофируются и перерождаются в эпителиомы, их присутствие у индивида не только эстетически нежелательно, но может стать источником прямой угрозы для жизни; во всяком случае, они по крайней мере уродливы. Более того, у обоих супругов были ревматизм и зоб. Эта дама прошла под моим наблюдением и с моим профессиональным вниманием через четыре беременности, и в течение каждой из них я проводил курс лечения с самыми удачными результатами. Четверо детей родились с безупречной кожей — без бородавок, родинок, незапятнанно чистыми. Можно возразить, что лечение никак не подействовало на чистоту кожи, а интересующие нас дети точно также могли бы быть безупречными вообще без какого-либо лечения. Конечно, я не могу доказать обратное, но все же:

"Подобное подобное родит, картошке унаследует картошка,
Капусты семена родят обычную для всех капусту".

Я верю, основываясь на наблюдениях, что эти четверо детей с большой вероятностью родились бы с неприглядными бородавками на разных частях тела, если бы мать не лечилась для их предотвращения.

Курс лечения был по следующему способу — à peu près [приблизительно (франц.) — прим. перев.].

Sulphur, обычно в шестом, двенадцатом или тридцатом разведении (преимущественно в последнем) назначался как наиболее определенное псорическое средство. При таком назначении выигрывалось время для действия, а затем действовала Thuja occidentalis как истинное антисикотическое средство. Чтобы никакого скрытого изъяна не оставалось, назначался Mercurius. Зубы у женщины были сильно повреждены кариесом, поэтому на некоторое время назначался Acidum fluoricum, и дети имели намного более прочные зубы-колышки, и прорезывание зубов шло нормально и без какого-либо вскрытия десен.

À propos [кстати, к слову (франц.) — прим. перев.] относительно вскрытия десен: если бы те, кто все еще придерживается этой варварской практики, просто собрали показания для Aconitum, Belladonna, Ferrum phosphoricum, Kreоsotum, Calcarea carbonica, Calcarea fluorica, Silicea, Phosphorus и тому подобное, они вскоре имели бы, как имею я, очень ржавый ланцет и очень благодарное сердце, потому что им бы больше не приходилось причинять боль бедным детям и представлять собой страшных людей. Более того, они бы вскоре убедились, после небольшого тщательного наблюдения, что виноваты не десны, а незавершенные ненормально формируемые зубы и нечто болезненное в конституциональном типе и за его пределами.

Sapientibus sat ["Мудрым достаточно" (лат.), от пословицы "Verbum sapientibus sat est" — "Мудрым достаточно слова". — прим. перев.).

Дама, мать пяти детей, находилась у меня на лечении с хроническим внутренним поражением кожи. Ее муж прежде успешно лечился у меня от псориаза нижних конечностей Arsenicum.

Последнего ребенка я лечил от экземы еще в грудном возрасте, а когда он был вакцинирован, рука очень серьезно воспалилась и была объектом тщательного ухода и лекарственного лечения. У всех пятерых детей, как мне сообщили, было что-то нездоровое с кожей, и каждая царапина у них гноилась.

Наступила шестая беременность, и я лечил даму на протяжении большей части этого периода. Основными лекарствами были Psorinum 30, Sulphur 30, Calcarea sulphurica 6 и Juglans cinerea 1.

Ребенок появился своевременно, все было нормально, маленький человечек был самым приятным из всей компании, два года он оставался с чистой кожей, и вакцинация не причинила ему никакого беспокойства. Все остальные дети получили кожные заболевания еще до того, как им исполнился год, и некоторые из них оказались трудноизлечимыми.

Я не наблюдал позже этого ребенка, но слышал, что сейчас у него есть "что-то на руке". Не знаю, что это. Даже если это, предположим, кожная болезнь, результат профилактического лечения был таков, что ребенок бы избавлен от нее в течение первых двух лет жизни, и, более того, он намного приятней и красивей остальных детей.

Конечно, я не могу доказать, что было бы по-другому, если бы мать вообще не лечилась.

Однажды мне пришлось лечить супружескую пару, обоих от morbus gallicus [Французская болезнь, сифилис. Происходит от названия поэтического произведения итальянского доктора Джироламо Фракастро (1483—1553) "Syphilis, sive Morbus Gallicus", ("Сифилис, или французская болезнь"), 1530, в котором описывалась эта болезнь. — прим. перев.], которая, предположительно, была семейным приобретением. Беременность наступила, но лишь несколько несомненных симптомов могли быть объектом лечения. На протяжении почти всей беременности дама настойчиво лечилась Mercurius, Aurum, Stillingia sylvatica и подобными лекарствами, с одним случайным перерывом. Маточная беременность разрешилась в обычное время рождением по-видимому совершенно здорового безупречного ребенка, и пока я наблюдал его, все так и оставалось.

Нет сомнений, что другие врачи привыкли лечить беременных женщин от различных недугов, и смогут, на основании бо́льшего опыта и бо́льших, нежели мои, возможностей, привести больше поразительных примеров эффективности такого лечения матерей и, возможно, также quo ad [здесь: для (лат.) — прим. перев.] потомства.

Сделав такой беглый обзор вопроса о предотвращении дефектов, уродств и болезней с помощью внутриутробного лекарственного и диетического лечения беременной в течение беременности, мне осталось только принести извинения за скудость практических предложений, которые я могу сделать за несколько минут, выделенных мне на этот доклад, и выразить надежду, что вы можете свободно делать добавления к этому в ходе последующей дискуссии, так что можно сказать: я только дал вам текст, а вы, господа, проповедуйте.

*****
[Перед чтением этой статьи д-ра Бернетта мое (Т.К. Дункан. — прим. перев.) внимание было привлечено к возможным связям расщелины нёба у ребенка с желудочными расстройствами у матери. Однажды прошлой осенью меня позвали посмотреть мать, которая разрешилась восьмимесячным ребенком за шесть недель до того. Она сильно страдала от гастралгии. Я обнаружил, что это был случай катара желудка, и лечил ее соответственно с наилучшим результатом. Ребенок был маленький, и его поили молоком, так как возникли трудности с кормлением из-за частичной расщелины нёба. Кроме того, у матери было мало молока, и, как я рассудил, не лучшего качества.

Общие симптомы этого случая напоминали тот, который я лечил около десяти лет тому назад. В этом случае у ребенка была не только расщелина нёба, но и двойная заячья губа. Катар желудка у матери излечился, и следующий ребенок родился безупречным. Возможно, представляет интерес дополнение, что у первой матери в юности было заболевание Morbus Coxarius [заболевание тазобедренных суставов (лат.)], а у второй матери был туберкулезный диатез — болезнь, по-видимому, сдерживаемая сейчас гомеопатическими лекарствами.

То, что постоянные желудочные нарушения в первые месяцы беременности должны серьезно влиять на питание ребенка, несомненно верно, но ответственен ли гастрит желудка сам по себе за врожденные уродства или дефекты, представляет собой проблему, заслуживающую дальнейшего внимания].

3

Правда статья от 1881 года :)

4

Valentina0909
Интересная статья))

5

вот эта тоже статья
читать только сильным духом

извините за редакцию, просто комп глючит никак не могу скопировать полностью

Рапорт польской акушерки из Освенцима

Станислава Лещинска, акушерка из Польши, в течение двух лет до 26 января 1945 года оставалась в лагере Освенцим и лишь в 1965 году написала этот рапорт.
«Из тридцати пяти лет работы акушеркой два года я провела как узница женского концентрационного лагеря Освенцим-Бжезинка, продолжая выполнять свой профессиональный долг. Среди огромного количества женщин, доставлявшихся туда, было много беременных.
Функции акушерки я выполняла там поочередно в трех бараках, которые были построены из досок со множеством щелей, прогрызенных крысами. Внутри барака с обеих сторон возвышались трехэтажные койки. На каждой из них должны были поместиться три или четыре женщины — на грязных соломенных матрасах. Было жестко, потому что солома давно стерлась в пыль, и больные женщины лежали почти на голых досках, к тому же не гладких, а с сучками, натиравшими тело и кости.
Посередине, вдоль барака, тянулась печь, построенная из кирпича, с топками по краям. Она была единственным местом для принятия родов, так как другого сооружения для этой цели не было. Топили печь лишь несколько раз в году. Поэтому донимал холод, мучительный, пронизывающий, особенно зимой, когда с крыши свисали длинные сосульки.
О необходимой для роженицы и ребенка воде я должна была заботиться сама, но для того чтобы принести одно ведро воды, надо было потратить не меньше двадцати минут.
В этих условиях судьба рожениц была плачевной, а роль акушерки — необычайно трудной: никаких асептических средств, никаких перевязочных материалов. Сначала я была предоставлена самой себе: в случаях осложнений, требующих вмешательства врача-специалиста, например, при отделении плаценты вручную, я должна была действовать сама. Немецкие лагерные врачи — Роде, Кениг и Менгеле — не могли «запятнать» своего призвания врача, оказывая помощь представителям другой национальности, поэтому взывать к их помощи я не имела права.
Позже я несколько раз пользовалась помощью польской женщины-врача Ирены Конечной, работавшей в соседнем отделении. А когда я сама заболела сыпным тифом, большую помощь мне оказала врач Ирена Бялувна, заботливо ухаживавшая за мной и за моими больными.
О работе врачей в Освенциме не буду упоминать, так как то, что я наблюдала, превышает мои возможности выразить словами величие призвания врача и героически выполненного долга. Подвиг врачей и их самоотверженность запечатлелись в сердцах тех, кто никогда уже об этом не сможет рассказать, потому что они приняли мученическую смерть в неволе. Врач в Освенциме боролся за жизнь приговоренных к смерти, отдавая свою собственную жизнь. Он имел в своем распоряжении лишь несколько пачек аспирина и огромное сердце. Там врач работал не ради славы, чести или удовлетворения профессиональных амбиций. Для него существовал только долг врача — спасать жизнь в любой ситуации.
[b]Количество принятых мной родов превышало 3000. Несмотря на невыносимую грязь, червей, крыс, инфекционные болезни, отсутствие воды и другие ужасы, которые невозможно передать, там происходило что-то необыкновенное.
Однажды эсэсовский врач приказал мне составить отчет о заражениях в процессе родов и смертельных исходах среди матерей и новорожденных детей. Я ответила, что не имела ни одного смертельного исхода ни среди матерей, ни среди детей. Врач посмотрел на меня с недоверием. Сказал, что даже усовершенствованные клиники немецких университетов не могут похвастаться таким успехом. В его глазах я прочитала гнев и зависть. Возможно, до предела истощенные организмы были слишком бесполезной пищей для бактерий.
[/b][/b]
Женщина, готовящаяся к родам, вынуждена была долгое время отказывать себе в пайке хлеба, за который могла достать себе простыню. Эту простыню она разрывала на лоскуты, которые могли служить пеленками для малыша.
Стирка пеленок вызывала много трудностей, особенно из-за строгого запрета покидать барак, а также невозможности свободно делать что-либо внутри него. Выстиранные пеленки роженицы сушили на собственном теле.
До мая 1943 года все дети, родившиеся в освенцимском лагере, зверским способом умерщвлялись: их топили в бочонке. Это делали медсестры Клара и Пфани. Первая была акушеркой по профессии и попала в лагерь за детоубийство. Поэтому она была лишена права работать по специальности. Ей было поручено делать то, для чего она была более пригодна. Также ей была доверена руководящая должность старосты барака. Для помощи к ней была приставлена немецкая уличная девка Пфани. После каждых родов из комнаты этих женщин до рожениц доносилось громкое бульканье и плеск воды. Вскоре после этого роженица могла увидеть тело своего ребенка, выброшенное из барака и разрываемое крысами.
В мае 1943 года положение некоторых детей изменилось. Голубоглазых и светловолосых детей отнимали у матерей и отправляли в Германию с целью денационализации. Пронзительный плач матерей провожал увозимых малышей. Пока ребенок оставался с матерью, само материнство было лучом надежды. Разлука была страшной.
Еврейских детей продолжали топить с беспощадной жестокостью. Не было речи о том, чтобы спрятать еврейского ребенка или скрыть его среди не еврейских детей. Клара и Пфани попеременно внимательно следили за еврейскими женщинами во время родов. Рожденного ребенка татуировали номером матери, топили в бочонке и выбрасывали из барака.
Судьба остальных детей была еще хуже: они умирали медленной голодной смертью. Их кожа становилась тонкой, словно пергаментной, сквозь нее просвечивали сухожилия, кровеносные сосуды и кости. Дольше всех держались за жизнь советские дети — из Советского Союза было около 50% узниц.
Среди многих пережитых там трагедий особенно живо запомнилась мне история женщины из Вильно, отправленной в Освенцим за помощь партизанам. Сразу после того, как она родила ребенка, кто-то из охраны выкрикнул ее номер (заключенных в лагере вызывали по номерам). Я пошла, чтобы объяснить ее ситуацию, но это не помогало, а только вызвало гнев. Я поняла, что ее вызывают в крематорий. Она завернула ребенка в грязную бумагу и прижала к груди... Ее губы беззвучно шевелились, — видимо, она хотела спеть малышу песенку, как это иногда делали матери, напевая своим младенцам колыбельные, чтобы утешить их в мучительный холод и голод и смягчить их горькую долю.
Но у этой женщины не было сил... она не могла издать ни звука — только крупные слезы текли из-под век, стекали по ее необыкновенно бледным щекам, падая на головку маленького приговоренного. Что было более трагичным, трудно сказать, — переживание смерти младенца, гибнущего на глазах матери, или смерть матери, в сознании которой остается ее живой ребенок, брошенный на произвол судьбы.
Среди этих кошмарных воспоминаний в моем сознании мелькает одна мысль, один лейтмотив. Все дети родились живыми. Их целью была жизнь! Пережило лагерь едва ли тридцать из них. Несколько сотен детей были вывезены в Германию для денационализации, свыше 1500 были утоплены Кларой и Пфани, более 1000 детей умерли от голода и холода (эти приблизительные данные не включают период до конца апреля 1943 года).
У меня до сих пор не было возможности передать Службе Здоровья свой акушерский рапорт из Освенцима. Передаю его сейчас во имя тех, которые не могут ничего сказать миру о зле, причиненном им, во имя матери и ребенка.
Если в моем Отечестве, несмотря на печальный опыт войны, могут возникнуть тенденции, направленные против жизни, то я надеюсь на голос всех акушеров, всех настоящих матерей и отцов, всех порядочных граждан в защиту жизни и прав ребенка.
В концентрационном лагере все дети — вопреки ожиданиям — рождались живыми, красивыми, пухленькими. Природа, противостоящая ненависти, сражалась за свои права упорно, находя неведомые жизненные резервы. Природа является учителем акушера. Он вместе с природой борется за жизнь и вместе с ней провозглашает прекраснейшую вещь на свете — улыбку ребенка"

Источник: http://www.adme.ru/zhizn-semya/raport-p … ma-775460/ © AdMe.ru

я безусловно за правильное питание,
но с матерью природой не поспоришь
особенно когда экология никакая, а витамины могут быть подделаны.
чудесная первая статья о пользе питания и планирования беременности
но мне кажется, если б было все так просто , мы бы здесь не собрались:)))

Отредактировано Olga Kalinka (2015-06-19 19:00:08)

6

Ужас. Но Клара и Пфани на мой взгляд, спасли детей от худшей участи. Всем известно, о  чудовищных опытах из этих лагерей проводимых на живых Детях...

7

очень интересные статьи.
Получается раньше было так: жизненные ситуации, неадекватная медицинская помощь и жесткие условия существования отсеивали возможность появиться на свет или жить долго человека, который слаб или нездоров. Поэтому нация была здоровой и сильной.
А сейчас медицина спасает и инвалидов, и калек, и тех ,кто при смерти, и тех, кто пожизненно болеет чем-то (упрощает жизнь). Как бы это ужасно не было и не звучало, но у больной нации больное потомство, и чем дальше - тем больше нездоровых людей рождается. А еще плюс к этому экологию и вредные привычки, то вообще откуда взяться здоровому человеку?

8

Valentina0909
Может быть в этом что-то и есть. Родила 3 детей и только последний ребёнок родился с расщелиной неба, и в эту же беременность у меня развился симфизит, одной из причин которого считают недостаток микроэлементов, в т ч кальция.
А что касается здоровых деток, родившихся в концлагере , думаю, скорей просто большинство женщин попали туда уже в положении и так сказать с хорошим запасом прочности, иначе бы не выносили в то сложное время.

9

Да, надо будет дочери потом рассказать. Что-то и вправду в этом есть. В третью беременность ноги болели, и сейчас болят. Пропью курс кальция+фосфор - перестают. А кальций много в чём участвуют, и с токсикозом может быть связан. В общем - есть над чем подумать.

10

Опять накатили мысли за что и почему... А ведь вроде уже успокоилась давно.
Витамины пила, никакого недостатка витаминов и микроэлементов не ощущала.

11

Очень интересная тема. Особенно поразило предположение связи желудка матери с расщелиной ребенка! Я в начале беременности с 6-10 неделю страдала жесточайшим обострением гастрита! Так желудок у меня не болел никогда! Я думала, что у меня рак желудка или как минимум язва. Лечилась сама, т.к. лечение прописанное врачами было не для беременных. Спасал беластезин и семя льна. Семя льна-вообще вещь. Обезбаливает любые боли в желудке, когда ничего не помогает, даже ношпа.
Интересные исследования конечно описаны в статье. Думаю что недостаток витаминов, не последнюю роль играет в этом.
Надеюсь через лет 20, когда дочь будет готова к рождению детей, этот порок изучат и возможно будут предотвращать.
Надо распечатать статью и возможно использовать как руководство к действию. Возможно и через 20 лет...


Вы здесь » Улыбки наших детей » Литература и полезные ссылки » Интересная статья о предотвращении развития расщелины